​ТАЙЦЗИ-ЦЮАНЬ

ТАЙЦЗИ-ЦЮАНЬ
Тайцзи, или Тайцзи-цюань (Кулак Великого Предела) — один из самых распространенных стилей китайского Кунг-фу (Ушу), яркий образец воинского искусства «внутреннего» направления. Иначе говоря, в Тайцзи используют «мягкую» технику боя, успех применения которой не опирается всецело на физические данные бойца. Поэтому этот стиль единоборства доступен практически для всех желающих вне зависимости от их пола и возраста. Эффективность Тайцзи как боевого искусства связанна со специальной практикой, позволяющей активизировать «внутренний» потенциал человеческого тела — «жизненную силу», внутреннюю энергию, называемую по-китайски Ци (Чи). Речь идет об упражнениях Цигун, китайском аналоге индийской Йоги. Возможно, по этой именно причине большинство занимающихся Тайцзи, отмечают значительное улучшение состояния здоровья уже в первые месяцы после начала тренировок. В мире уже прочно закрепилось восприятие Тайцзи не только как одного из стилей единоборств, но и как прекрасного метода для достижения здоровья и долголетия. В различных передачах телевидения, посвященных Китаю, можно видеть кадры, где целые группы людей разного возраста — как правило в утренние часы - занимаются на улицах городов. Это и есть Тайцзи.
Практика Тайцзи-цюань
Обучение боевому искусству в Тайцзи происходит совсем иначе, чем в большинстве известных нам на сегодняшний день стилей единоборств. Особенно, если сравнивать с современными спортивными направлениями. Акцент внимания в тренировках направлен, прежде всего, на изменение самого тела, на развитие высочайшего уровня координации. Достигается это отработкой специальных комплексов движений, имитирующих приемы защиты и атаки. Подобное есть и в других традиционных восточных стилях единоборств, но только в Тайцзи эти комплексы, имеющие традиционное название Таолу, выполняются в исключительно замедленном темпе и настолько плавно, что движения сливаются буквально в единый поток. В определенной мере, практику Таолу в Тайцзи можно рассматривать как вариант медитации в движении. Как мы уже упоминали выше, существенную часть практики Тайцзи составляют упражнения Цигун. Это и дыхательные техники, и медитативные упражнения, статического и динамического плана. Кроме практики Таолу, которой можно заниматься самостоятельно, выучив предварительно сами комплексы, в Тайцзи есть и варианты парной тренировки. Этот метод называется Туйшоу – буквально «толкающие ладони». Эти упражнения позволяют включиться в боевую практику стиля.
Освоение Тайцзи-цюань требует весьма продолжительного времени и немалого упорства. И, тем не менее, число поклонников этого стиля во всем мире является едва ли не самым большим среди всех видов единоборств. Почему спрашивается? Ответ прост. Практика Тайцзи очень многогранна, но при этом доступна. Это и боевое искусство, и проверенный веками метод укрепления здоровья. В тоже время, Тайцзи воспринимается как один из наиболее эстетических видов воинского искусства, демонстрируя при этом потрясающую эффективность в боевом применении.
Некоторые факты истории возникновения и развития Тайцзи-цюань
По официальной версии, история возникновения стиля Тайцзи-цюань связана с именем мастера Чень Вантина. По преданию, он был одним из воинов императорской гвардии, но ушел из армии после прихода к власти маньчжурской династии Цинь (1648 г.). Чень был мастером кулачного боя, оставив службу, он занялся систематизацией своего немалого личного опыта рукопашника-прикладника. За основу своего стиля Чень Вантин взял боевые формы, изложенные в «Трактате о кулачном искусстве», написанном Ци Цзигуаном (1528–1587 гг). Данный источник являлся учебным пособием императорской гвардии. Переработанный материал рукописи, а также боевой опыт самого мастера лег в основу семейной школы Тайцзи-цюань, которая с тех пор известна как стиль Тайцзи семьи Чень. Одним из характерных формальных комплексов этого стиля является последовательность движений, известная как «пао чуй» — "пушечные (взрывающиеся) удары.
Полтора века этот стиль не выходил за пределы семьи Чэней. Первым, кому удалось познакомиться с этим боевым искусством за пределами семьи, был Ян Лучань (1799–1872), ставшим впоследствии настоящей легендой китайского Ушу. О Ян Лучане известно многое. Он родился на Севере Китая в провинции Хэбэй. Его предки были крестьянами. Сам он был низкорослым и худым, но души не чаял в боевых искусствах. Сначала он изучал комплекс жесткого шаолиньского стиля из тридцати трех движений. Старый мастер, который обучал Яна, почувствовал в нем большой талант и понял, что тот мог бы достичь высокого мастерства под руководством более опытного наставника. Однажды старик рассказал Яну о таинственном боевом искусстве семьи Чэнь, и юноша отправился к ним в надежде быть принятым в ученики. Hо, поскольку он не был членом клана, то получил отказ. В конце концов, напористость Яна привлекла внимание Чэнь Чансина, внука основателя семейной традиции, и произвела на него впечатление настолько благоприятное, что юноша был принят в батраки. Однако, он проработал в доме Чэней несколько лет, так и не получив возможности познакомиться с практикой. Однажды ночью его разбудили крики, раздававшиеся из соседнего строения: «Хэн-хаах! Хэн-хаах!..» Hезаметно подкравшись, Ян заглянул в окно и увидел Чэнь Чансина, который проводил урок Тайцзи-цюань. С тех пор по ночам он украдкой наблюдал за тренировками членов семьи Чэнь, повторял упражнения вслед за ними, а затем возвращался в свою комнату и тайно занимался сам. Он упорно и терпеливо перенимал это выдающееся мастерство.
Возможно история не имела бы продолжения. Но однажды в деревне Чэньцзягоу, где жила семья Чэней, появился некий мастер единоборств. Он пришел для того, чтобы вызвать на бой главу рода. Поскольку Чэнь Чансин был уже совсем дряхлым от старости, на вызов ответил его сын, а затем — лучший ученик, но оба потерпели полное поражение. Hезнакомец вновь потребовал, чтобы к нему вышел сам Чэнь Чансин, однако, пытаясь спасти честь своего хозяина, юноша-батрак сказал, что старика нет дома. Однако пришлый мастер оказался упорным. Он поселился на местном постоялом дворе и в течение нескольких месяцев каждые три дня возвращался к их дому. Казалось, уже ничто не спасет семью от неминуемого позора. И вот однажды, непрошенный визитер в очередной раз заявился в дом семейства Чэнь, и, как обычно, заявил: «Я был бы рад увидеть господина Чэнь Чансина, чтобы научиться у него некоторым боевым приемам». В переводе на обычный язык это означало: «Я здесь и готов к дружескому поединку». Один из старших учеников ответил: «Извините, господин, наш мастер все еще не вернулся из путешествия». «Hу что ж, я вернусь через три дня» — прозвучало, как обычно. Однако не успел бросивший вызов выйти со двора, как, к удивлению всех присутствующих, вперед вышел батрак и заявил: «Господин, я немного занимался боевыми искусствами и, хотя я только новичок, но буду вам очень признателен, если вы научите меня некоторым приемам». В переводе с языка вежливости и уважения это означало: «Я готов к дружескому поединку». Этим батраком был Ян Лучань. Вызов был принят и, ко всеобщему изумлению, юноша победил, восстановив славу Тайцзи-цюань и рода Чэнь.
В те времена тайное изучение единоборств путем подсматривания за своим учителем и «похищение секрета боевого искусства» считалось тяжким преступлением, которое каралось смертью. Победить в бою еще не означало получить прощение. Трижды поклонившись Чэнь Чансину и предложив ему чаю, виновник чистосердечно признался: «Господин, я совершил тяжкое преступление, похитив тайну вашего боевого искусства. Я осознаю последствия своих действий и готов с покорностью принять ваш приговор». Все притихли. Вне всякого сомнения, Ян Лучань защитил честь семьи Чэнь. Hеужели мастер вынесет смертный приговор? Чэнь Чансин сделал несколько глотков чая из предложенной юношей чашки и промолвил: «Какое преступление? Hаказанию может подлежать чужак, похитивший секрет боевого искусства. Тебя же я таковым не считаю. Я пью предложенный тобою чай, тем самым считая тебя своим учеником. Мы все гордимся новым членом нашего рода, не только спасшим нас от позора, но и увенчавшим славой наше боевое искусство».
Чэнь осознал в полной мере талант и упорство Яна и обучил его всем техникам и секретам тайцзицюаня. Hовый ученик проявил большое упорство в овладении навыками мастерства — после ночных тренировок, усталый, он засыпал на специальной узкой скамье, чтобы, упав с нее, быстрее проснуться и вновь приступить к занятиям. За семь лет неустанных занятий он добился значительных успехов. Получив разрешение Чэнь Чаньсина, Ян Лучань покинул селение Чэньцзягоу и вернуля в родные края. Он стал давать уроки Тайцзи-цюань своим соседям и вскоре у него появилось много учеников.
Сильный характер Яна требовал постоянных состязаний с другими бойцами. Он много путешествовал по всему Китаю и постоянно совершенствовал свое мастерство в дружеских схватках с мастерами разных стилей. Услышав о каком-нибудь выдающемся бойце он разыскивал его и вызывал на поединок. Используя технику Тайцзи-цюань, он неизменно побеждал во всех боях, и при этом никому не причинил серьезного вреда. Вскоре у него появилось почетное прозвище Ян Ути или Hепобедимый Ян («ути» дословно означает «не имеющий соперников»). Он часто побеждал и бросал наземь противников, весивших вдвое больше него. Hикто не знал, откуда берется его сила. По его виду нельзя было подумать, что он боец.
Благодаря поддержке своих друзей Ян Лучань вскоре поселился в Пекине, где начал преподавать Тайцзи-цюань и участвовать в состязаниях. Победы над сильными соперниками принесли ему успех и возможность стать придворным преподавателем. Поскольку его учениками были представители изнеженной аристократии, то в некоторые сложные движения были внесены изменения, и они cтали мягкими, плавными и более простыми в исполнении. В то время Тайцзи-цюань называли «хуацюань» (нейтрализующий кулак) или «мяньцюань» (мягкий кулак), поскольку он превращал оборону в наступление и был мягким, как хлопок (мянь). Так Ян Лучань стал основателем и патриархом нового направления Тайцзи-цюань. Впоследствии его младший сын Ян Цзяньхоу на основе методики отца разработал систему «чжун цзя» (средний стиль), а внук Ян Чэнфу доработал ее, создав комплекс Тайцзи-цюань школы Ян в «85 формах», характерной особенностью которого стали мягкие позиции и плавные движения. В настоящее время это направление Тайцзи получило широкое распространение, а разработанный им комплекс стал считаться традиционным. В 2005 году в Китае был снят фильм «The Tai-Chi Master», посвященный истории Ян Лучана. И хоть, картина полна привычных для китайского кинематографа аллегорий, она дает прекрасное представление об облике Тайцзи-цюань стиля Ян.
Другие стили Тайцзи-цюань
Кроме широкоизвестных стилей Чень и Ян, есть и другие. Таким, например, является стиль мастера У Юйсяна (1812–1880), названный по имени создателя — Тайцзи-цюань стиль У. Этот стиль отличается быстрыми и короткими движениями. У Янсин изучал технику Тайцзи у Ян Лучаня и Чень Цинпина. На основании изученного, а также благодаря трактату Вана Цзунъюэ «Тайцзицюань цзин», который был случайно обнаружен его братом в бакалейной лавке, У Янсин создал свое направление Тайцзи-цюань. Племянник У Юйсяна — Ли Ию (1833–1892) — написал несколько трактатов по Тайцзи-цюань, положив таким образом начало систематической письменной фиксации и созданию единого канона практики Тайцзи. Окончательно стиль был сформирован Хао Вэйжэнем — учеником Ли Ию.
Другой стиль Тайцзи-цюань, также имеющий название «стиль У», был основан У Цзяньцюанем (1870–1943). Он обучался Тайцзи стиля Ян у своего отца, который в свою очередь перенял традицию у сына Ян Лучаня — Ян Цзяньхоу (1839–1917). Стиль мастера У Цзяньцюаня отличается еще большей плавностью, исключает прыжки, притопывания и прочие резкие движения. Форма стоек также претерпела некоторые изменения. Стиль был признан самостоятельным направлением Тайцзи-цюань. Сегодня стиль У мастера У Цзяньцюаня уступает по популярности лишь Тайцзи-цюань семьи Ян.
Третьим из известных направлений Тайцзи является стиль Сун, разработанный знаменитым мастером Сунь Лутаном (1861–1932), являвшимся также экспертом по еще двум «внутренним» школам Ушу — Багуа-чжан и Синьи-цюань. История возникновения стиля довольно интересна. Один из учеников У Юйсяня — высокоодаренный Хао Вэйжэнь — показал Сунь Лутану полный комплекс Тайцзи-цюань семьи У в благодарность за заботу и уход во время болезни. Объединив свой значительный опыт с увиденным, мастер Сунь разработал собственное направление Тайцзи-цюань, в основу которого заложил принцип «открытия и закрытия». Его стиль также называют «тайцзи живой поступи» — «хобу цзя» — за легкость, с которой осуществляются перемещения и смена направлений движения.